От великих потрясений к Великой Победе

13 марта, 2019, 08:52

Ставрополь стал первым городом на юге России, где появился музейно-выставочный комплекс «Россия — моя история». Пять тематических направлений экспозиции создают девятьсот мультимедийных стендов о тысячелетней истории нашей Отчизны. Третья экспозиция «1914–1945: От великих потрясений к Великой Победе» рассказывает о том, как пережил наш край суровое время оккупации.

Фашисты Больных не щадили

Немцы хозяйничали на территории Ставрополья пять с половиной месяцев. В отношении нашего региона у них были особые намерения — сделать его курортом для Германии, а местное население превратить в рабов. Немецкое руководство рассчитывало добиться лояльности советских людей, опираясь на их исторические особенности, самобытность, гордость, фашисты надеялись использовать любое недовольство по отношению к советской власти. Ведь идеологи третьего рейха планировали поселить на территории СССР сто миллионов немцев. Перед ними также стояла задача очистить жизненное пространство сначала территории Германии от неполноценных, по мнению нацистов, людей, затем то же самое сделать на оккупированных территориях. С особой легкостью фашисты избавлялись от душевнобольных. Не щадили даже детей. Уничтожение людей с психическими расстройствами нацисты поставили на поток. На Ставрополье, как и на всей территории Северного Кавказа, фашисты применяли уже отработанный ими план массового уничтожения неизлечимо больных.

Как рассказали сотрудники музейно-выставочного комплекса «Россия — моя история», 4 августа 1942 года в ставропольскую психиатрическую больницу прибыли немецкие военачальники. Они приказали подготовить всех пациентов для отправки в село Донское и Пролетарское. На следующий день во двор больницы заехали крытые автомашины. Больных выводили партиями по 70–75 человек и сажали в машину. Если кто-то сопротивлялся или держался руками за проем двери, их приводили в чувство пинками. Когда машина заполнялась больными, дверь плотно закрывали и внутрь подавался газ. Семи минут было достаточно, чтобы умертвить больных людей. Автомобили уезжали и вновь возвращались за жертвами. На месте, куда предположительно заезжала душегубка, сейчас установлен памятник. За три дня немцы вывезли из психиатрической больницы 660 пациентов. Само здание лечебницы немецкие подрывники почти полностью разрушили. По приказу своего командования они собирались вывезти уникальную лестницу больницы. Она была специально отлита для этого медицинского учреждения в начале ХХ века. По какой-то причине фашисты не успели сделать задуманное. Когда больницу вновь отстроили, лестницу вернули на прежнее место.

Отдельный стенд на выставке посвящен советскому бактериологу Магдалине Покровской. Эта бесстрашная женщина, доктор медицинских наук, в 1934 году создала и испытала на себе живую вакцину против чумы, работала она на Ставропольской противочумной станции. В 1942 году перед захватом Ставрополя фашистскими войсками Магдалина Петровна вывезла ценные материалы, связанные с разработкой противотуляремийной вакцины. Магдалина Покровская была награждена орденом Красной Звезды.

«Ночные ведьмы» были асами

Есть в музейно-выставочном комплексе «Россия — моя история» и экспозиция, посвященная женщинам, которые наводили ужас на фашистские войска. Речь идет о 46 гвардейском ночном бомбардировочном авиационном Таманском Краснознаменном и ордена Суворова полке, экипажи которого немцы окрестили «Ночными ведьмами».

Женский авиационный полк в составе ВВС СССР формировали с октября 1941 года в городе Энгельсе, здесь же девушек обучали в течение полугода, хотя в мирное время на это требовалось около трех лет. За короткий срок молодые бойцы становились асами. Это заслуга командира полка Евдокии Бершанской, летчицы с десятилетним стажем. Первый боевой вылет женского подразделения состоялся 12 июня 1942 года. С первых дней девушки садились за штурвалы боевых машин, созданных из фанеры и брезента, причем металлических деталей у этой техники было очень мало. Но бойцы умело пользовались преимуществами легкой техники, ведь самолет был тихим, мог летать на небольшой высоте, точно бомбардируя намеченные цели. Однако днем такой бомбардировщик был слишком заметен, из-за этого самолеты поднимались в небо только в темноте. Фашисты прозвали полк «Ночными ведьмами», потому что девушки-пилоты во время полета пикировали над вражескими позициями, выключая моторы на своих самолетах По‑2. В тот момент было слышно лишь трение крыльев о воздух, и звук этот походил на звук метел, как у ведьм.

Деревянный биплан имел две открытые кабины, они располагались одна за другой. Управление было двойным — для летчика и штурмана. Бывали случаи, когда штурманы приводили на базу и сажали самолеты сами, потому что девушка-пилот погибала.

В самолете не было ни радиосвязи, ни бронеспинок, которые могли бы защитить экипаж от пуль. Конструкция боевой машины была особенной, отсек для авиабомб отсутствовал, подвешивали их под брюхо самолета на специальный бомбодержатель, а снаряды складывали в ниши для парашютов. До августа 1943 года девушки вообще не брали с собой парашюты, предпочитая взять вместо них еще 20 кг бомб. Прицелы советские летчицы создавали сами, дав позже прибору название ППР (проще пареной репы). Не было у летчиц и оружия для собственной защиты, лишь именные пистолеты, которые не слишком эффективны в случаях, когда экипаж могли взять в плен. Пулеметы на самолетах появились только в 1944 году. За одну ночь самолет мог сделать от шести до восемнадцати вылетов, в результате суммарная бомбовая нагрузка приравнивалась к нагрузке большого бомбардировщика.

В отличие от других формирований этот авиаполк, куда входило до 115 человек, на протяжении всей войны был исключительно женским. Пилоты и штурманы, техники и механики, медсестры — все должности занимали представительницы прекрасного пола в возрасте
от 17 до 22 лет. Порой их шутливо называли «Дунькин полк», с намеком на исключительно женский состав и имя командира. У Евдокии Бершанской с сослуживцами были особые отношения. Под ее командованием полк сражался до окончания войны. С 1942 года, вопреки приказам руководства, она совершала боевые вылеты, чтобы принять удар на себя и уберечь молодых девочек от гибели. Евдокия Бершанская тяжело переживала ранения и гибель каждой из них. За всю войну летчицы авиаполка произвели 23 672 боевых вылета,
2920 из них — в битве за Кавказ.

Подготовил Олег Власов