​На Ставрополье едут буры

28 сентября, 2018, 18:00

С распадом такой могучей державы как СССР,

в современную Россию прибыли на постоянное место жительства тысячи наших соотечественников из стран СНГ.

Но есть среди них когда-то эмигрировавшие немцы и даже, как мы знаем, известные спортсмены и артисты из США. Что любопытно, мечтают обрести российское гражданство и некоторые представители народов Африки – это потомки буров из ЮАР.

Интересно и то, как рассказал нашей газете помощник уполномоченного по правам человека на Ставрополье Владимир Полубояренко, потомки голландских колонизаторов Африки решили переселиться в разные регионы юга России и Северного Кавказа, а многие из них мечтают приехать в наш край, так как они умелые земледельцы. Речь идет о белом населении ЮАР. В этой жаркой стране, ставшей в былые времена для них родиной, их уже много лет терроризируют. Но ведь именно буры сделали эту африканскую страну с преобладающим чернокожим населением процветающей. Поэтому проведем некоторый экскурс в историю.

Впервые европейцы ступили на землю Южной Африки в 1487 году. Тогда на торговых кораблях приплыли португальцы с экспедицией Бартоломеу Диаша и высадились на здешний не слишком гостеприимный берег. Земля была малонаселенной, но местные воинственные дикари не показались дружелюбными. Места эти не заинтересовали торговцев, и они отправились дальше, в направлении Индии. Спустя почти 200 лет, 6 апреля 1652 года голландская экспедиция Яна ван Рибека основала первую колонию на мысе Доброй Надежды под названием Cape Town. Голландцы, подобно португальцам, очень быстро удостоверились, что местные племена напрочь лишены коммерческой жилки и торгово-обменным операциям предпочитают более прагматичные отношения – содрать с неосторожного белого кожу или, на худой конец, расчленить как-нибудь поэкзотичнее. Благо, дикарей было не так много, это позволило со временем наладить кое-какие отношения с двумя местными племенами по принципу кнута и пряника. На протяжении XVII-XVIII веков сюда сплошным потоком хлынули переселенцы из Голландии – земли, в отличие от их родины, здесь было много и хорошего качества. Сюда же, в Южную Африку, прибывало множество гугенотов из Франции, там как раз начались гонения и убийства еретиков. А недостаток рабочих рук восполнялся завозом пленников из Индонезии, Мадагаскара, Азии. Со временем они частично смешались с европейцами, и появилось два новых народа: южноафриканская раса цветных – Cape Malays или Cape Coloured, а наиболее консервативные колонисты-фермеры составили костяк – народ буров, куда, кроме голландцев и французов, влились потомки немецких переселенцев. Буры в государстве – тогда колонии Голландии – спокойно осваивали просторы Южной Африки в течение почти полутора века. Затем слабо защищенные поселения буров захватили регулярные войска имперской Британии. Вскоре англичане создали бурам невыносимые условия существования, запретив обучение и делопроизводство на голландском языке и объявив английский язык государственным. А на первом и главном месте было у буров представление о своей новой родине как о божьем заповеднике, в котором им, бурам, Господь доверил заботу о братьях младших по вере и разуму. Именно тогда буры отказались от городской жизни в прибрежных поселениях, общественно-экономическая жизнь которых всецело подчинялась коммерческим интересам британской Империи, и состоялось массовое переселение вглубь страны в поисках свободы и независимости. Кто знает, как сложилась бы история, но в 1870 году в Кимберли обнаружилось громадное месторождение алмазов, мимо которых британцы не могли пройти. В 1886 году уже в Трансваале нашли богатейшие в мире золотоносные месторождения. В страну хлынул поток приезжих, главным образом британцев, желавших работать в горнорудной промышленности. А коренное и белое население мечтало о независимости африканской страны.

И началась Англо-бурская война, в которой, надо отметить, помимо местного населения, участвовали и добровольцы со всего мира, среди которых, как мы знаем, были 225 солдат из царской России. Особенно надо отметить прославленного подполковника запаса и военного журналиста Евгения Яковлевича Максимова. Он командовал сначала «Иностранным легионом», затем стал начальником «Голландского корпуса». В апреле 1900 года, участвуя в нескольких кровопролитных сражениях против британцев, Максимов был тяжело ранен в голову и не смог в дальнейшем биться за свободу, а его имя занесено в «Золотую летопись» этой африканской страны. Да и другие наши соотечественники проявили немало стойкости и героизма в тех жестоких битвах. Буры все же отстояли свою свободу и, несмотря на все политические обстоятельства, сделали несколько позже ЮАР независимым государством.

За прошедшие времена Южная Африканская Республика добилась немало успехов в экономической деятельности, и под влиянием мировой общественности прировняла местных негров к политическому равенству с белым населением. Люди старшего поколения хорошо помнят имя великого гуманиста Нельсона Манделы, боровшегося за права чернокожего населения и ставшего в последствии президентом этой страны. Но сейчас, с приходом к власти нового руководителя этого государства из местного населения зулусов началось, как ни странно, широкое притеснение белых жителей ЮАР. Многие из них стали жить в нищете, их не берут на работу, так как они белые, им отказывают в медицинской помощи, они не получают образование, богатые белые, а иногда черные привозят им гуманитарную помощь и раздают бесплатный суп. Приоритет при приеме на работу имеет черный, потом белая женщина и только в последнюю очередь – белый мужчина. К тому же после принятия в июне 2016 года закона об изъятии земли у белых фермеров ЮАР, страна находится на грани гражданской войны, и теперь потомки славных буров снова задумались об эмиграции, мечтая обрести, наконец, родину. Самой подходящей страной, несмотря на санкции США и Запада, с истинно христианской верой им видится Россия.

Пятнадцать тысяч беженцев из ЮАР планируют переехать на Ставрополье. Они вообще ничего не просят. Более того, каждая семья привезет с собой до полумиллиона долларов. Они хотят лишь того, чтобы им дали вид на жительство с последующим получением гражданства, а также землю в долгосрочную аренду или с правом ее выкупа. Первые тридцать семей готовы выехать в любое время к нам. И вот, совсем недавно семья буров, потомков голландских поселенцев в Южной Африке, с ознакомительным визитом посетила Ставропольский край и Карачаево-Черкесию. По их словам, тысячи фермеров из ЮАР рассматривают юг России как подходящее место для развития своего фермерского хозяйства. Зарубежных гостей радушно встретили в нашем благодатном регионе. Делегация состояла из одной семьи: отца, сына и дочери Слебус (на снимке). Отец и сын – доктора наук, а дочь – учительница. Они пробыли в Ставропольском крае и Карачаево-Черкесии три с половиной дня. Встреч было много, в том числе в казачьем центре. Что поразило буров в музее казачества, так это схожесть судеб этносов. Практически в то же время, когда казаки занимали пустующие земли на Кавказе, с кораблей, прибывающих из Голландии на самый юг Африки, высаживались первые поселенцы. Они сталкивались с теми же проблемами: необработанные земли, набеги враждебных племен и так далее. Доктор Слебус сказал, что это просто удивительно, как совершенно на разных континентах, на расстоянии десятков тысяч километров происходили очень похожие события. И как похожи были судьбы народов. Была организована также встреча со всеми национальными диаспорами Ставропольского края. Состоялся очень теплый, основательный и доверительный разговор. Все лидеры диаспор пригласили их на проживание в Ставропольский край и обещали помочь освоиться. Свое мнение о возможном переезде буров на Ставрополье высказал в эфире радио «Комсомольская правда» журналист и общественный деятель Максим Шевченко: «Буры – это люди с очень большими деньгами, а не нищие гастарбайтеры. Они порядочные, консервативные и трудолюбивые. Россия была бы им рада. Наша страна всегда была союзником буров во время Англо-бурской войны. Даже российские политики воевали на их стороне в качестве добровольцев. Этот народ всегда знал, что Россия их защитит от британской экспансии. Но если они бегут из своей страны, значит там происходит что-то действительно серьезное», – считает Шевченко.

Василий ТАНАСЬЕВ,

фото автора