​И не замалчивать ошибок, и не зачеркивать заслуг

11 сентября, 2018, 15:56

В конце августа исполнилось 100 лет со дня покушения эсерки Каплан на вождя революции. Засекреченные ранее архивы приоткрыли недавно тайну о том, что следственным экспериментом по делу Фанни Каплан руководил цареубийца Яков Юровский, который за полтора месяца до этого расстрелял на Урале последнего российского императора Николая II и его семью.

Жуткая, согласитесь, символика. После пролетарского расследования стало известно, что пули были выпущены в Ильича из двух пистолетов. Но главная подозреваемая Каплан, которую буквально на следующий день спешно сожгли прямо в Кремле, уже ничего не смогла прояснить.

В последние годы вокруг имени вождя революции развернулись бурные политические дискуссии. Особенно усердствуют отечественные либералы, которые обвиняют Ленина во всех бедах, лишь бы отвлечь внимание людей от порожденных этими идеологами разрушительных, лихих 90-х. Заболтать можно решительно все. Пролетарский поэт Маяковский еще в те годы предсказывал губительную силу нелепого поклонения Ильичу: «Я боюсь этих строчек тыщи». С поэтической трибуны он боролся против приторного елея, против шествий и мавзолеев. А сегодня мы стали свидетелями обратного процесса, когда придворные летописцы готовы повесить на него всех дохлых собак – и опять «этих строчек тыщи», только наизнанку. Но их тоже надо бояться, потому что любая фальшь как и любой культ, словно две стороны одной медали. Залпом или рикошетом они бьют в одну цель, а мишенью всякий раз становится сама История.

Никто не собирается реабилитировать вождя революции. Но ему упорно приписывают, например, будто революцию в России он совершал на немецкие деньги, хотя уже давно и не раз официально доказано, что никаких средств от Германии он не получал. Рассчитывать в заполитизированном обществе на объективность в оценках не приходится. Противники припомнят Ленину, как по его приказу утопили в крови восстание матросов в Кронштадте, как рушили на Руси храмы, как из страны изгоняли интеллигенцию и священнослужителей. И это, увы, горькая правда. А сторонники будут уповать на его весомую роль в мировой и отечественной истории, на его скромность в быту, на то, как – не имея пресловутого административного ресурса – он в открытых дискуссиях убеждал партию в превосходстве своих идей, как его захватывала борьба против бюрократизма. Это другая правда, которая могла бы стать примером и для нынешних чиновников.

На Кавминводах немало памятных мест, связанных с именем Ильича. На кисловодском проспекте Ленина сохранились развалины школы № 1, которой еще при жизни вождя было присвоено его имя. «Прописался» Ленин и на Красных камнях в уникальном Курортном парке. Кстати, это ведь заслуживающий внимания исторический факт, который мог бы привлечь внимание тысяч отдыхающих, потому что именно здесь был высечен первый (!) в Советской России горельеф, а потом появился бронзовый барельеф вождя – на торжественном открытии присутствовали Н.К. Крупская и М.И. Ульянова. И это не почитание, не насаждаемая, как прежде, и не высмеиваемая, как ныне, любовь к отдельно взятой личности, а наша историческая память.

Это о противоречивых властителях дум советский поэт Сергей Смирнов писал: «Да, в таких буквально людях-глыбах, до вершин вознесшихся не вдруг, надо не замалчивать ошибок, но и не зачеркивать заслуг». Опыт свидетельствует, что политические фигуры нельзя свергать с пьедесталов силовыми методами. Пора отдать их на откуп историкам. А самим заниматься решением сегодняшних проблем – ради улучшения качества жизни, ради сохранения народа, его единства и сплоченности.

Анатолий ДОНСКОЙ

(function() { if (window.pluso)if (typeof window.pluso.start == "function") return; if (window.ifpluso==undefined) { window.ifpluso = 1; var d = document, s = d.createElement('script'), g = 'getElementsByTagName'; s.type = 'text/javascript'; s.charset='UTF-8'; s.async = true; s.src = ('https:' == window.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://share.pluso.ru/pluso-like.js'; var h=d[g]('body')[0]; h.appendChild(s); }})();