​Такие разные эпохи…

29 ноября, 2019, 10:17

Даты бывают разные – юбилейные и памятные, государственного значения и местного уровня, но все они – так или иначе – оставляют неизгладимый след в нашей далекой и близкой истории.

Могучая держава СССР осталась в памяти между двумя Россиями – дореволюционной и постсоветской. Но большинство из тех, которых заклинило между прошлым и будущим, попадает под крылатую фразу Александра Зиновьева: «Целили в коммунизм, а попали в Россию». Ровно 55 лет назад страной перестал править Никита Хрущев - первый советский руководитель, принудительно смещенный с высшего поста при жизни. В историю он вошел как обличитель культа Сталина, когда на ХХ съезде партии он впервые назвал имя «вождя народов» в материалах по разоблачению трагического террора.

Эффект вопиющих фактов был настолько силен, что несколько делегатов съезда упали в обморок. Думается, иные из них потеряли сознание не от огласки шокирующей реальности, а от того, что они тоже были причастны к репрессиям и теперь опасались возможных последствий. После оглашения разоблачительных документов у многих возникал вопрос, который, впрочем, прозвучал и на хрущевском съезде: «А сами-то вы где были?». Разгневанный Никита Сергеевич окинул взглядом притихшую аудиторию: «Кто спросил? Встаньте». Никто не поднялся и на повторно прозвучавший вопрос. И тогда Хрущев мрачно подытожил: «Ну, вот там мы все и были».

Хрущева сменил Брежнев. Рекордный, 18-летний период правления Леонида Ильича не без оснований называют «эпохой застоя». А когда после престарелых членов Политбюро на политическом небосклоне засветился вдруг молодой и энергичный Горбачев, неожиданно заговоривший без бумажек, напрямую с людьми, это обнадежило поначалу и партийную номенклатуру, и советское общество, ожидавшее перемен. И только на Ставрополье, где очень хорошо знали двуликого, чтобы не сказать – двуличного, первого секретаря крайкома КПСС, настороженно следили за непродуманными деяниями «прораба» пресловутой Перестройки и особенно первой леди Раисы Максимовны. Неслучайно после отставки М.С. именно ближайшие соратники-земляки первыми развенчивали разрушителя некогда могучей державы.

На юге России хорошо помнили этого ревнителя коммунистической идеи и теперь с изумлением читали исповедь конформиста перед Западом: «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми. Меня полностью поддержала моя жена, которая поняла необходимость этого даже раньше, чем я. Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена все время подталкивала меня к тому, чтобы я занимал все более и более высокое положение в стране. Когда же я лично познакомился с Западом, то понял, что не могу отступить от поставленной цели».

Именно с терявшим власть Горбачевым связан распад Советского Союза. Пустые разглагольствования о гласности и перестройке превратили М.С. в честолюбивого и продажного Герострата, за что ему вручили Нобелевскую премию, словно 30 сребреников за предательство. В начале этого месяца, 9 ноября, отмечалась годовщина рокового обвала: ровно 30 лет назад пала Берлинская стена. С именем «Горби» напрямую связан вывод Западной группы советских войск из ГДР. Невольно вспоминается историческая встреча на Ставрополье президента СССР Михаила Горбачева и канцлера ФРГ Гельмута Коля. В железноводском санатории «Дубовая роща» наша журналистская братия терпеливо ждала итоговую пресс-конференцию двух лидеров после их пребывания в Архызе. Диалог с прессой в прямом эфире ограничился 3-5 «судьбоносными», а точнее – дежурными вопросами и такими же ответами.

Это потом, гораздо позже, стало известно, что на той памятной встрече в Архызе была озвучена стоимость недвижимости наших войск в ГДР. Но наш одиозный земляк М.С. проявил преступную «благотворительность» при безвозмездной (?!) передаче всей недвижимости немецкой стороне. Хотя на встрече в Архызе в портфеле канцлера были документы на 245 миллиардов марок – такую «плату» предлагал Гельмут Коль в порядке компенсации. «Горби» не услышал его - и тысячи советских солдат из группировки в ГДР оказались в голой российской степи во временных палатках. Видимо, это была своеобразная заявка нашего «миротворца» на личную Нобелевскую премию.

По совету того же Гельмута Коля премия Горбачеву в 700 (семьсот!) тысяч долларов была переведена в надежный немецкий банк. Потом последовали миллионные премии Отто Ханса, «Фьюджи» и другие подачки - повторимся - все те же 30 сребреников за предательство.

Иные западные политики отмечали 30-летие падения Берлинской стены как праздничный юбилей. К ним примкнула и засветившаяся в одной из телепередач внучка Горбачева. Случаются же такие парадоксы: дедушка «прославился» в СССР пресловутой антиалкогольной кампанией, а наследница открыла магазин …винных изделий и живет, разумеется, в Германии. Комментируя преступные деяния нашего одиозного земляка, внучка Ксения заявила как-то, что ее дедушка изменил в этом мире жизнь к лучшему. Да только вот в этом «лучшем мире» не оказалось преданной им Родины.

Уместно добавить, что после падения Берлинской стены восточные немцы воспринимались в ФРГ соотечественниками второго сорта. Но вот еще один парадокс: два человека, причастных к ГДР, стали мировыми лидерами – это бывшая примерная пионерка (!) Ангела Меркель и советский резидент в ГДР Владимир Путин.

Поднимающаяся с колен современная Россия до сих пор расхлебывает последствия правления нашего одиозного земляка. Страна с трудом выкарабкивается из смутного времени последовавших затем лихих 90-х. Апеллируя фактами прошлого, которые вносят дополнительный политический раздрай, мы никак не можем объединиться в общих ценностях. А народ превращается в нацию с объединяющей национальной идеей только тогда, когда скрепляется современными ценностями. Нам позарез нужны надежные духовные скрепы, о которых все чаще говорит сегодняшний глава государства Владимир Путин. Главная задача президентского курса - создать богатую и благополучную Россию.

Анатолий КРАСНИКОВ